Это было в конце 70-х годов. В те времена, когда обнаженное женское тело было для нас, мальчишек, не то, чтобы редкостью, а пределом мечтаний. На фильм, в котором несколько секунд показывали обнаженную женскую грудь, ходили по нескольку раз, прорываясь через строгих билетерш (детей до 16 на такие фильмы не пускали).

Дома у нас все было строго. Мама, красивая женщина (ей тогда было 35 лет), 48 размер, третий номер бюста, ходила при мне в белье почти всегда. И когда переодевалась, да и просто так – не очень она любила халаты. В однокомнатной квартире неудивительно. И лет в двенадцать я уже наизусть знал все премудрости женского туалета, что, когда и в каких случаях надевается, как пристегиваются чулки (были и колготки, но, как я сейчас уже понимаю, это был еще дефицит у нас в провинции, с чулками было и дешевле и привычнее ,причем никаких там изысков в виде кружевных каемок и прочего не было, обыкновенные телесного цвета чулки, вот пояс - да – это было изделие красивое – и кружево было и резинки с затейливыми застежками), как женщина может переодеться из состояния полной одетости в ночную рубашку, ничего тебе не показав (а мама так и делала, тут, повторю, все было строго), и тому подобное…

Наверное, я должен был ко всему этому с детства привыкнуть. Но получилось наоборот. В 11 лет я впервые почувствовал, что засматриваюсь на мамино тело. И при этом у меня встает, и это не непонятное ощущение, как раньше – по утрам или в ванной, а это неожиданно приятное томление, и когда я впервые в той же ванной вспомнил маму в чулках и кружевном лифчике, у меня моментально вскочил и стал твердый, как палочка, мои руки сами потянулись к нему – я кончил секунд через 10… помню, что спермы-то еще и не было….вышла совсем маленькая прозрачная капелька…я, конечно, и не знал, что это такое. Но было так хорошо, что я понял, - вот оно, вот о чем пишут в книгах, вот для чего существуют женщины – для наслаждения…

И где-то сразу после этого я случайно придумал еще более эффектный способ мастурбации, - лежа, например, на диване, читая книгу, я просовывал руку в штаны, полуэрегированный свой стручок зажимал между ног, и, положив ногу на ногу, сжимал бедра. Ну и кончал прямо так, благо спермы практически не было и пятен никаких тоже. Что бы там ни говорили о вреде онанизма в раннем возрасте, по-моему, это все вранье – мне так очень даже было полезно, меньше было волнений. Я умудрялся читать книжки с эротическими сценами (кто помнит, что можно было найти в библиотеке – Бунин, Куприн…) и мастурбировать чуть ли не при маме. Она, например, возится на кухне, а я с книжкой в руке лежу на диване и уже близок к оргазму, слышу, она идет, прекращаю сжимать бедра, лежу, как ни в чем не бывало, читаю книжку. Фокус был в том, что при такой мастурбации мой дружок не вставал до твердого состояния, он так и оставался наполовину мягким, поэтому ничего видно и не было.

А потом я обнаружил, что мамино белье мне очень нравится само по себе, - я осторожно брал с ее полок в шкафу лифчики, пояса для чулок…рассматривал их… мне нравилось, какое это все тонкое, красивое, как ласкает тело, и хотелось носить такие же нежные вещи…

И вот случилась такая история – летом, как всегда, отключали горячую воду, и стирок мама не устраивала. Когда воду дали, в субботу мы собрали грязное белье, мама все это выстирала, наступил вечер и оказалось, что ни одной чистой пижамы для меня нет. Надо сказать, что я спал исключительно в пижамах, мама мне их покупала или шила сама. Иногда я пытался лечь спать в трусах, но мама решительно была против. Говорила, что надо обязательно переодеваться на ночь. (Думаю, что она читала советские книжки по гигиене, где было написано, что мальчикам необходимо спать в свободных штанишках, не допускающих трения половых органов – такая вот глупость). Ну, и когда я собрался ложиться, я спросил – а что надевать-то? Да, озадаченно сказала мама, все ж еще мокрое… ладно, я тебе дам что-нибудь свое, если ты не против. Я промолчал, обдумывая, что же может быть “этим ее”. А она достала из шкафа свою ночную рубашку, белую, весьма простенькую, но с кружевом по краям. Вот, говорит, уж извини, только такая есть. У меня просто перехватило дыхание от волнения, сразу встал торчком, пришлось даже за кресло спрятаться, чтобы мама не заметила, так меня возбудило осознание того, что я надену женскую ночную рубашку.

- Вот эту рубашку наденешь, строго сказала мама, больше все равно ничего нет, и не спорь только, ничего страшного – одну ночь поспишь.
- Ну, если ничего больше нет… я опустил глаза и почувствовал, что краснею…уши уже горят…..
- Ну не красней, ничего стыдного тут нет, ты же не будешь меня стесняться.Так что давай – зубы чистить, переоденься и спать.
Я пошел чистить зубы, хрен мой вроде успокоился, возвращаюсь в комнату, а мама уже разобрала свою постель и переоделась в ночнушку, почти такую же, как и у меня. Я разделся до трусов, взял в руки рубашку, повертел…

- А, запутался, давай помогу … подними-ка руки …и я уже стою в кружевных оборках, тело приятно ласкает тонкая ткань.
- Ну все, теперь трусы сними и ложись.
Я вспомнил, как обычно это делала она, и поднял подол не спереди, а сзади, стянул трусы, выпрямился…

- Ой, да какой ты у меня красавчик, как девочка, дай-ка посмотрю на тебя, ну-ка повернись.
И тут мой Бен встает опять. Да прямо торчком, и не спрятать никак… И под тонкой тканью рубашки он весь так и выпирает колом… Я сразу сел на постель. – Ого, что это у нас там такое?

Мама рассмеялась, Я прикрылся одеялом, красный, как рак, ну, думаю, все, тперь ругать будет. А она подошла, села рядом и говорит: “Да не стесняйся ты, я же твоя мама, что тут такого – ну встал, ты же мальчик, взрослеешь, так у всех мальчиков бывает”. И обнимает меня за плечи.

- И часто у тебя так?
- Ну…..не очень…
- А приятно, наверное, да?
- Что приятно ?
- Ну когда он стоит? Твердый когда ?
- Ну…..
Я не знал, что говорить……

- Хорошо, а что тебя возбуждает, скажи? На меня смотришь, подглядываешь ?
- - Да не подглядывал я…
- Ну если бы и подглядывал, я бы сильно тебя не ругала, хотя это и не очень хорошо. Лучше спросить разрешения, если тебе хочется на что-то посмотреть.
От этих слов у меня вообще стал как каменный, внутри аж что-то загудело, я почувствовал,что дрожу от волнения.

- Правда, можно?
- Ну, смотря что, конечно. А что ты хотел?
- Не знаю….
- Ладно, не буду тебя больше расспросами мучить, ложись. Только давай вот что - покажи-ка мне, как у тебя стоит.
Мама сделала серьезное лицо.

- Ведь у тебя это только начинается, ты еще подросток, я должна видеть, все ли в порядке.
И тут я вдруг понял, что мне хочется ПОКАЗАТЬ ей….я откинул одеяло, задрал подол рубашки и слегка откинулся назад. Бен выгнулся во все красе, головка слегка торчала, темно-красная, гладкая…

- Ой, какой здоровый…Надо же, как ты быстро у меня вырос. Было заметно, что мама тоже волнуется. А ты часто мастурбируешь?
- Что? (Вот уж об ЭТОМ говорить никак нельзя!)
- Ну…руками часто себя доводишь до оргазма?
- Мам, я не понял, ты о чем…
Она улыбнулась.

- Ну вот ты же наверняка трогаешь его, когда он так стоит, правда?

- Ну…иногда…
- И потом вдруг тебе становится резко так очень – очень приятно….так ?
- Да не знаю… мне и так приятно…..
- Надо же… но, думаю, тебе надо уже сбрасывать такое напряжение, а то очень уж отвлекаться будешь от учебы.
Она слегка провела ладонью по Бену…..мне стало невыразимо в кайф…….видимо, это было заметно, мама зарделась, и взялась за член пониже.

- Я тебе покажу. Только никому не рассказывай об этом. Это наша с тобой семейная тайна. Двигайся!
Она вдруг легла рядом со мной, и быстро натянула на нас одеяло.

- Ложись на спину….
Она легла боком рядом со мной и медленно дрочила Бена, который и так был уже на грани, а я не мог поверить, что это не сон.

- Нравится?
Она сжала головку и тут из меня выстрелило таким фонтаном… я задергался, ноги в коленках согнулись, я вдруг обнял маму, прижался к ней и сперма из меня текла и текла куда-то в ее рубашку…

Она прижимала меня к себе и целовала в лоб:”Ты мой маленький мужчина…. Засыпай…. И помни – ни-ко-му…”

На этом история не закончилась. Той ночью я несколько раз просыпался и не мог поверить, что все это мне не приснилось… А утром мама как ни в чем не бывало пришла меня будить…

(продолжение следует…)