Это был обычный, тёплый солнечный день . Но в жизни 20-летнего Дэвида это был день, словно на него кто-то вылил ведро помоев . И немудрено . Его друг - Джон, старший на десять лет и который вместе с Дэвидом прогремели в округе как местные Казановы, одержал сегодня крупную победу в коллекционировании влажных женских трусиков – трофеев от усмирённых и обольщённых девушек и женщин : бедных и богатых, красавиц и не совсем, гордых и не очень, девственниц и таких, которые давно забыли что это такое, молодых и постарше, - но которых правдами и неправдами удалось затащить в постель, “по-хорошему” естесственно . Когда Дэвид увидел перед собой эти белые в оранжевые цветочки трусики своей 38-летней матери Джулии, и от которых ещё исходил этот знакомый запах возбуждённой женщины, Дэвид понял, что он проиграл два ящика “Балантайна” . Но обидно было за другое . Его мать – высокомерная дама, всегда внешне сдержанная и недоступная, была повержена в сексуальной схватке его самым заядлым противником и конкурентом . Дэвиду было плевать, что она изменила отцу, равно как и почему, он понимал что Джону не было равного обольстителя во всём городе, и ему ещё надо много чему от него поучиться в этом . Но теперь у него возник этот план, нет это было даже делом чести повторить с матерью то, что сделал с ней его друг . В крайнем случае я её шантажирую, думал Дэвид, однако от этого вскоре отказался . Во-первых это будет насилием, во-вторых не хотелось подставлять Джона, с которого Джулия естесственно взяла клятву что об этом никто и никогда не узнает, и в-третьих, где же эта пикантная игра в совращение ?

В общем, в эротическом плане относительно матери Дэвиду практически нечего было и припомнить . Всегда строгая и консервативная в сексуальном воспитании . Да, она знала, что он водился с девчонками, иногда даже шутила по этому поводу, но это были невинные разговоры и невинные шутки. Несколько раз Дэвиду удавалось подслушать под дверью спальни родителей разные охи и вздохи, но так и ни разу не удалось подсмотреть, да и цели такой не было . Ему хватало своих девочек . Но теперь в голове Дэвида всё перевернулось – он хотел невозможное – собственную мать . Раньше об этом он и подумать не смел бы, но сейчас она уже не казалась ему такой недоступной .

Вспоминая прошлое, Дэвид мог выделить разве что один случай, который произошёл, когда он ( 12-летний мальчишка ) возвращался с матерью домой битком набитым автобусом да ещё по земляной с ямами дороге . Было знойное лето, Дэвид был в майке и тоненьких штанишках, его мать также в маечке и плотно облегающих голубых джинсах . Так получилось, что сидящее место попалось ему и теперь даже если бы он хотел уступить его матери то не смог бы, поскольку автобус был так набит, что негде было и развернуться . Дэвид сидел на задних сиденьях, а Джулия стояла к нему передом, так что её лобок прижимался к его колену . Дэвида это сильно возбуждало, однако до начала отъезда ему удавалось отвлекаться мыслями о чём-нибудь другом . Но когда они тронули, Дэвид понял, что эта поездка обещает нечто . После нескольких рывков автобуса Джулию забросило на ногу сына . Предвидя исход от предстоящей сорокаминутной поездки в такой ситуации, Джулия попыталась слезть с его ноги, но стоявшие сзади неё пассажиры ни на сантиметр не хотели уступить места . Метаясь в панике, она сильно покраснела, поняв что все её попытки тщётны . Дэвиду также стало неудобно, поэтому он пытался смотреть в окно будто ничего не происходит . Однако, несмотря на всё усилие воли, он не смог отвлечься и вскоре, к его большому стыду, большой как для 12-летнего парня член Дэвида уже стоял как кол, выпирая из штанов . Джулия конечно заметила это, хотя старалась и не смотреть туда . С каждой ямой её подбрасывало на ноге у сына, с каждым рывком и торможением автобуса почти всем весом она ёрзала своей промежностью у него по ноге .

Они ехали молча, потому что какие разговоры могут быть в такой, неожиданно возникшей, ситуации . Однако, против природы не попрёшь, и хочешь не хочешь, а такое путешествие начало сексуально раздражать мать Дэвида . Её дыхание становилось учащённым, щёки и уши покраснели, а глаза, кажется, не могли найти себе места куда смотреть . Дэвид понимал это и возбуждался ещё больше . Он не раз видел в порнофильмах как мужчина, засовывал руку между ног женщины, чтобы тереть её пока она не достигала оргазма, поэтому Дэвид знал, что трение об его ногу чрезвычайно возбуждало мать, пускай и через джинсы . Осмелев, как бы невзначай, он уже не дожидался ям, а сам приподымал ногу, надавливая на промежность матери . Результат не заставил себя долго ждать . Минут через десять, потеряв всякий стыд, Джулия сделала несколько вращательных движений на ноге у сына без всяких на то оснований – автобус ехал равномерно по ровной дороге, и ещё через минуту на её джинсах показалось мокрое пятно . Сомнений не было – она кончила, что, возможно, повлекло за собой непроизвольное мочеиспускание . Было видно, что она очень смутилась, да и есть от чего. Он – Дэвид, совсем ещё мальчишка, которому интересно всё связанное с сексом, а она – зрелая женщина, его мать, не могла позволять себе при нём подобного рода скользких развлечений .

Теперь Дэвид уже не стеснялся вида возбуждённого члена, выпирающего из штанов, и через несколько минут сам почувствовал зуд ниже живота, выстрелив спермой . Теперь было видно, что и он кончил . В таком положении они ехали ещё минут пятнадцать, пока не добрались домой . Когда они шли с автобусной остановки, на них все оглядывались, но это уже было неважно – и Дэвид и его мать желали побыстрее прийти домой, чтобы освободиться от этого молчания . Никто из них не сказал об этом ни слова, на том всё и закончилось .

Больше ничего эротического Дэвид припомнить не мог . Ещё некоторое время он смотрел на мать с вожделением, но вскоре это прошло, его развлекали девчонки-сверстницы . Пока не случилась история с Джоном . Теперь Дэвид опять почувствовал сильную тягу к матери, считая её хоть не обычной, но шлюшкой .

И тут, как говориться, на ловца – и зверь бежит . Пока Дэвид думал с чего начать, подвернулся случай, упустить который было бы очень глупо .

В один прекрасный день Дэвид услышал едва слышны стоны, доносившиеся из кухни ( Джулия была уверена, что он спит ) . Дэвид аккуратно встал и, подкравшись, увидел в замочную скважину поистине суперэротику . Положив одну ногу на табуретку, Джулия засунула руку в разрез халата себе между ног, интенсивными движениями мастурбируя половые органы . Дэвид уже приклеился к замочной скважине, ощущая как его трусы распирает твердеющий член . Спустя несколько минут, он набрался храбрости и решил войти на кухню, дабы ощутить сексуальную утеху от созерцания мастурбации ближайшего человека . Незнаю какого цвета было его лицо, однако Дэвид резко вошёл на кухню, испытывая небывалую страсть к матери . Та, в свою очередь, побагровела от стыда, но не остановилась, продолжая заниматься своим делом, рассчитывая на то, что сын поспешно уйдёт . Однако, Дэвид продолжал смотреть, секунд десять смущая женщину, дарившую ему жизнь . Потом он подошёл к матери и шепнул, что это с ней мог бы проделать и он . Джулия сначала опешила от такого поворота событий, но согласилась . Дэвид быстро засунул свою руку между ног матери, касаясь её запретных зон . Там уже было более чем влажно, что его сильно возбуждало . Он продолжал тереть промежность матери, милуясь её сладострастными стонами . Возле них на столе лежал поднос с фруктами, и Дэвид решил, что если уж стал на этот путь, то надо держать себя молодцом до конца . Он выбрал самый твёрдый банан и, быстро освободив его от кожуры, начал нежно касаться им влагалищного отверстия матери, скользя по её губкам . Он мягко ввёл его, после чего извлёк, и, сделав так несколько раз, засунул и начал имитировать движение члена, возбуждая её влагалище . Вскоре по его руке буквально лилась липкая жидкость, свидетельствующая о сильном сексуальном возбуждении матери . За несколько минут, Джулия засунула свою руку сыну в трусы, играя с его набухшим членом . Тут Дэвид уже не выдержал – выбросив банан, он прижал мать к стенке и, схватив её за бёдра, вогнал свой член в её сокровенное отверстие . Нежно скрикнув, Джулия стала смыкать свои ноги на талии сына, экстатически повизгивая . Дэвид был безумно возбуждён от её интимных вздохов наслаждения как и от приятного ощущения обволакивания члена мягкими тканями вульвы матери . От всего этого он быстро потерял контроль секунд десять обильно кончая фонтаном спермы . Джулия сильно удивилась сексуальной силе сына, даря ему горячие поцелуи в лоб и лицо . Дэвид опустил мать на землю и виновато стал на колени, целуя её ноги выше коленок . Он расстегнул на её халатике все пуговицы, милуясь её грудьми и шелковитым чёрным треугольником . Он целовал её бёдра, живот, лобок, пока, засунув руку ей между ног не поднял и не унёс в спальню на кровать . Удобно уложив мать на спину, он раздвинул её ноги, впервые наслаждаясь видом её раскрытых половых органов . Среди всех этих прелестей виднелось подобие маленького пальчика, от которого пахло чистотой и страстью одновременно . Слегка посасывая клитор матери, Дэвид нежно коснулся языком её сладкого отверстия . После чего поглубже засунул его в влагалище . Джулия закричала . Язык Дэвида шастал туда и сюда, проделывая вращательные движения и не пропуская ни одной интимной складочки . Стоны матери нарастали с каждой секундой, однако этой бестии удавалось сдерживать себя . Ну и ну ! Но сын не сдавался, одной рукой играя с пружными грудьми матери . Вскоре она была готова . Её белый живот конвульсивно задёргался, а ноги сильно обхватили плечи Дэвида – явные признаки теперь уже нескрываемого приближения оргазма . Через несколько секунд Джулия заметалась в экстазе, кончая от умелых действий своего сына .

Ещё некоторое время Дэвид нежно обдувал её обмяклое, бессильное тело, пока та приходила в себя от испытанного полового кайфа . Теперь как и тогда, после поездки в автобусе, было очень сложно найти тему для разговора . Как истинный джентльмен, Дэвид первый прервал молчание, предложив матери самую смелую идею – чтобы она – его мать, переспала с Джоном в его присутствии .

В руках Джона таяли самые холодные и фригидные женщины и девушки, он умел дарить им по несколько оргазмов, доводя их едва ли не до бешенства . Поэтому Дэвид не удивился радостным огонькам, которые вспыхнули в глазах его матери . Встреча должна была состояться на день рождения Джулии, на её 39-летие . Джон, когда услышал эту идею также обрадовался ещё одной встрече с Джулией . Ещё бы – заделать мать лучшего друга в его же присутствии .

Это был вечер на троих . Отец Дэвида уехал в коммандировку, всем подругам Джулия сказала, что на свой день рождения также не будет дома . Дэвид заметил как целый день у неё всё валится с рук, в предвкушении вечерних игр с настоящим знатоком женского тела и её тонкой психики .

…Сначала они поужинали, выпили шампанского для разогреву и раскрепощения, и под лёгкую музыку стали танцевать . Потом Джулия и Джон раздели Дэвида догола и привязали его к кровати чтобы он мог лишь безучастно смотреть за тем как они будут заниматься любовью на кровати, стоящей неподалеку .

Джон раздел свою 39-летнюю жертву, оставив на ней лишь тонкие полупрозрачные трусики . Он лёг на спину, приглашая её за собой . Джулия села на него верхом, и, обмениваясь поцелуями, они начали дразнить друг друга . Проходило время . Джулия испытывала огромное наслаждение, ибо её трусики можно было выкручивать от вязкой жидкости, выделяющей влагалищем . Однако, Джон неумолимо продолжал удовлетворять её лишь поверхностной любовной игрой . Он мягко ласкал её твёрдые груди, пощипывал ягодицы, слегка просовывая руки под её трусики надавливал на анус, но так и не начинал долгожданный для Джулии половой акт . По лицу матери Дэвид видел, что она уже обессилена, а по резким движениям, её, несмотря на возраст, всё ещё грациозного тела, что она заметно нервирует от желания .

Слегка оттягивая по периметру резинку её трусов, Джон ещё больше доводил её до безумия . И вот – она сама неистово срывает их с себя, ложась на его груди и постанывая, в бессилии что-то изменить в ходе сексуальной игры . Джон не испытывал больше терпения матери Дэвида, и ввёл свой “массажёр” в её пылающую вагину . Перевернувшись, резкими но нежными толчками он начал доводить её до блаженства, натешая влагалище Джулии .

Пронизывающий стон, крепкие объятия, и стало очевидно, что Джулия на вершине наслаждения . Она заёрзала, задёргалась, умоляя прекратить эти сладкие мучения . Нежными поцелуями в шею, груди, Джон продолжал завоёвывать расположение Джулии, одновременно пальцами стимулируя её увлажнённый клитор . Он брал на руку её смазку и победоносно размазывал ней по телу Джулии, заслуженно считая себя виновником её счастья .

Наблюдая за вздрючиванием его матери, Дэвид кипел от ревности и желания, его член твёрдой палкой пульсировал, лёжа на животе, однако шнурки надёжно удерживали его, не позволяя даже шелохнуться .

За несколько минут, Джулию охватил второй прилив страстного желания соития . Но на этот раз уже она взяла на себя инициативу . Она ввела всё ещё боевой член Джона, сев на него верхом, и немного откинувшись назад, завертела бёдрами, подпрыгивая на члене. Тот, в свою очередь, время от времени лапал её за груди и ягодицы . Иногда она наклонялась вперёд, потираясь своими упругими грудьми в груди Джона и обдаривая его лицо и губы поцелуями благодарности . Потом Джон перевернул её на спину . Джулия обхватила его ногами, сомкнув их на его талии, и начала смыкать ими . Каждое движение сопровождалось сексуальными стонами, поочерёдно сменяя срамные выкрики . Джон просунул под голову Джулии свои сильные ладони, целуя её в шею и груди . В какой-то момент он присосался к сосочкам матери друга, даря ей неописуемое наслаждение . Так продолжалось минут десять . Джулия заметно устала, смыкая своими ножками . Её тело вспотело и к желанному оргазму казалось ещё чуть-чуть . Джон аккуратно обтёр рукой с её лба капельки пота, целуя её в глаза, лицо, губы . Ещё немного и Джулия изогнулась, издала сладкий стон и, извиваясь, забилась в конвульсиях, поворачивая головой то на одну, то на другую сторону – Кончила . Понимая, что он хорошо поработал, теперь и Джон позволил себе слить, наполняя эту сокращающуюся грушу Джулии своим мужским коктейлем .

Теперь оставался Дэвид . Прийдя в себя, Джулия накинула на себя халат и пошла к сыну наградить его за терпение . От всего увиденного, на животе у Дэвида уже блистела лужица из смазки, вытекающей с перевозбуждённого члена . Казалось он разорвётся от наименьшего прикосновения . Однако, Джулия не спешила . Она взяла кусочек льда , и неспеша стала водить им по разгорячённому члену сына . Когда тот немного охладел, она выпила горячий кофе, принесённый Джоном , и сразу после этого взяла в рот член сына . От такой перемены температур, Дэвид не смог долго себя контролировать, извергая в рот матери густые струи спермы . После этой развязки они все дружно пошли мыться в душ , после чего спать .

На следующий день они решили, что подобное больше никогда не произойдёт, хотя и будут вспоминать всё это как один из самых необычных эпизодов в жизни .

После всего этого Дэвид несколько дней ходил удручённый, и мать, поняв почему, решила провести с сыном доверительную беседу . Из всех её слов он запомнил одно :

- Извини Дэвид, что я не оправдала твоих надежд как мать – быть особенной, самой чистой и неприкосновенной женщиной . Однако, ты должен понять, что как и любая другая женщина, я также нуждаюсь в мужчине, и мне, как и другим женщинам также бесстыже приятно заниматься сексом .

И Дэвид её понял, хотя привыкал к этому ещё долго .